«Когда дроны полетели на Татарстан, стало не по себе»: четыре истории добровольцев, идущих в эти дни на СВО

В центре «Батыр» можно встретить и кандидата наук, и модельера обуви, и вчерашнего студента «Просто было стыдно.

В центре «Батыр» можно встретить и кандидата наук, и модельера обуви, и вчерашнего студента

«Просто было стыдно. Постоянно думал о  том, что я  вроде как медик, могу помочь. А  сейчас понимаю, что именно в  данный момент я  там особенно нужен. Честно, если хотя  бы 10 человек спасу, то  уже не  зря поеду»,  — рассказывает 46-летний хирург Александр, которого мы  встретили в  центре оформления на  военную службу «Батыр». О  том, с  какой мотивацией люди приходят подписывать контракт, как относятся к  риску и  как реагируют их  семьи на  такое решение,  — в  четырех историях «БИЗНЕС Online».

«Я хочу, чтобы мои дети жили в свободной стране»

Александр, 46 лет:

— Я ветврач, хирург, кандидат биологических наук по токсикологии. Работал с лекарствами, изыскивал средства для лечения при отравлении диоксидами, есть патент. Потом занимался медицинскими инструментами, медоборудованием. Тоже есть патент по изобретению инструмента.

Последние 6 лет из операционных не вылезаю практически. Мой дом в Казани, но я тут максимум по неделе периодически бываю, по всей стране катаюсь в командировки — от Владивостока до Владикавказа. Я работаю в ООО «ЭФА медика». В свое время эта фирма очень тесно сотрудничала с военными в плане поставки оборудования в Чечню, Сирию. Специальные моноблоки имелись, которые можно было с вертолета сбрасывать и сразу начинать операцию.

Мой профиль именно хирургия, лапароскопия. Это очень сложные малоинвазивные операции, которые делаются через маленькие проколы. Моя ответственность как раз в том, чтобы учить врачей, как правильно обращаться с таким оборудованием, рассказывать, как оно работает.

Всегда параллельно, где бы я ни трудился, была ветеринария. Но если ветеринария для меня как хобби, то медицина уже как заработок. Когда-то я был старшим научным сотрудником в институте, а потом по семейным обстоятельствам пришлось с наукой завязать.

К решению заключить контракт для службы в зоне СВО я шел очень долго. Просто было стыдно. Постоянно думал о том, что я вроде как медик, могу помочь. А сейчас понимаю, что именно в данный момент я там особенно нужен. Здесь [на гражданке] стало тяжело находиться.

Около месяца назад я пришел сюда со своими документами и направил запрос: «Нужен ли я? Могу ли я чем-то помочь?». И вот накануне пришло письмо, что я назначен санитаром, рядовым медиком. Сейчас я прошел медкомиссию, говорят, что отправка произойдет в течение двух-трех дней. Я пока не знаю направление, по которому буду служить, это будет решаться, скорее всего, уже «за ленточкой».

Моя семья неоднозначно отнеслась к моему решению пойти служить. Сын еще не в курсе, а дочка и жена… Рассказал я им вчера, когда пришло подтверждение, что мне дали должность. С одной стороны, они меня понимают, а с другой — конечно, была бурная реакция. Но слез не было, люди взрослые. Они, естественно, понимали, что я, как медик, могу помочь, кроме того, у нас семья воспитана в таких принципах, что, если Родина в опасности, ее нужно защищать.

Сначала я думал, что СВО закончится за полгода, но, когда дроны полетели на Татарстан, мне уже как-то стало не по себе. И я понял, что это не закончится ни завтра, ни даже послезавтра. Среди моих знакомых есть те, кто служили, служат, собираются. Разное рассказывают. Кто-то обратно туда рвется, кто-то уже не может, сломался…

Я охотник. Так что по обмундированию часть одежды у меня уже есть, но я так понимаю, нам еще покажут список, что можно брать, что нельзя.

Пока я не знаю, на сколько заключается контракт. По поводу выплат — знаете, это тоже все второстепенно. Я здесь зарабатываю больше, чем смогу заработать там. Почему для меня это важно? Я хочу, чтобы мои дети жили в свободной стране. Я понимаю, на какие риски иду, и я готов. Честно, если хотя бы 10 человек спасу, то уже не зря поеду.

«Порой я думаю: „Убьет же дурака“, а, с другой стороны, интерес и желание берут свое»

Кирилл, 23 года:

— В «Батыр» я пришел пока просто проконсультироваться. Мне дали контракт, я почитаю, если меня устроит, то буду подписывать. Еще нужно поговорить с родителями. Мне тут сказали, что были такие случаи, когда человек приходил, контракт подписывал, а на следующий день писал отказ вместе со всей его семьей — женой, детьми, матерью.

Мои родственники не знают, что я сюда пришел. Сегодня хочу с ними поговорить на эту тему и посмотрю, что скажут. У меня только мать и бабушка. Зная их, думаю, они могут сказать все, что угодно. Возможно, будут против. Может, не воспримут мои слова всерьез и скажут: «Иди».

До этого я не служил ни срочку, ни по контракту. По образованию я модельер-конструктор кожгалантерейных изделий и обуви. Подумал, лучше уж сейчас уйти, чем до 30 лет бегать без военника. А на срочную службу меня не берут — проблемы с почками. В целом причин, по которым хочу заключить контракт, полно, но я их называть не буду.

А вообще, мысль пойти служить пришла в прошлый четверг. Я работаю в торговой сети «Пятерочка». В среду прикольнулся на работе: «Вот пойду завтра контракт подпишу». Все поверили. А просыпаюсь утром четверга, и все, мысли лишь об этом. И в последнюю неделю я только с такими мыслями и живу.

Начало СВО я, честно говоря, никак не воспринял. Думал: «Это происходит там, а я здесь, значит, мне бояться нечего». А потом стал встречать на своем пути людей, отправленных в отпуск и по ранению. Начал с ними общаться, а они показывали мне и видео, и фотографии со службы. Мне было страшно и неприятно такое видеть, а сейчас вот тут сижу…

По поводу страха службы — 50 на 50. Порой я думаю: «Убьет же дурака, зачем мне этот военник нужен? Родителям в цинковом гробу вернусь». А с другой стороны, интерес и желание берут свое.

«Да, я понимаю, что рискую, но это не в моих руках»

Фарход, 39 лет:

— С 2010 по 2012 год я проходил срочную службу в Таджикистане. Из России уехал домой. У меня паспорт, деньги забрали, планировали женить. Это у нас родители выбирают невесту, а я не хотел жениться. Предпочел жить по своей воле, поэтому убежал в армию.

Службу перенес легко, потому что до этого занимался спортом — боксом. После армии домой не вернулся. Собачья жизнь была… Не из-за того, что работы не было. Работа, деньги были, просто уважения не было со стороны семьи, которая отвернулась. Такую тяжесть я несу в сердце уже давно, но говорить об этом не хочу. Я хочу забыть все.

Сюда [в «Батыр»] пришел потому, что хотелось подальше от всего убежать, не слышать, не видеть. Я не особо обращаю внимание на зарплату и выплаты, самое главное — получить гражданство российское. А куда еще? Я уже все видел — и Беларусь, и Германию, и Корею, ничего хорошего там нет. В России есть все, что необходимо для жизни.

Только благодаря РФ Таджикистан такой богатый. Из России столько денег туда уходит. А сколько богатств… Откуда? Из РФ. Некоторые приезжают, неадекватно ведут себя, заработали 200 тысяч и что-то корчат из себя, такого не должно быть. Можно и за месяц эти деньги заработать. Когда я работал альпинистом, по веревке лазил, я зарабатывал 180 в месяц. И работу я выполнял разную — и снег чистил, и туалеты копал, все делал, чтобы деньги получить.

На СВО никого из знакомых и друзей нет, они все убежали, извините за выражение, под юбкой спрятались. Потому что они боялись, что в армии тяжело служить. В армии ведь один закон — надо учиться и выполнять то, что тебе приказывают, и это не обсуждается.

Я был снайпером, когда служил срочку. Через 1,5 года службы меня посадили на БТР. Я и на БТР гонял по горам. Дважды в реку попадал, но машину вытаскивал. Если и в этот раз что-то из подобного дадут, то почему бы и нет.

Из обмундирования я уже все купил полгода назад. Хотел уйти, готовился, но не получилось. Тогда не взяли, потому что с документами проблемы имелись. Не было ни прописки, ни регистрации, ничего. Сейчас уже все есть.

У меня единственный советчик наверху — бог. Да, я понимаю, что рискую, но это не в моих руках. То, что во лбу написано, когда ребенок рождается, то и выйдет.

«У меня есть опыт работы с БПЛА, я снимал клипы»

Никита, 19 лет:

— Я проживал в Белгородской области. На протяжении более двух лет у нас ведутся постоянные обстрелы. Они так надоели… Мои все друзья как раз поуходили на СВО. А у меня учеба практически закончилась (я учусь в Белгородском механико-технологическом колледже), и получилось так, что появился свободный год. То есть мне все равно надо было бы год срочки отслужить.

У меня есть опыт работы с БПЛА, я работал на беспилотных аппаратах. В основном вел видеосъемку. Устанавливал камеры и снимал сверху клипы для кого-то под заказ. Я умею именно управлять ими, знаю, как с ними работать и отчасти даже как их ремонтировать. Это не входит в сравнение с большими беспилотными аппаратами, которые используются армией России, но суть та же. Комплектация там более-менее такая же.

Я подумал: если могу использовать свой опыт в зоне СВО, почему бы не пойти? Как раз в это время нашел группу во «ВКонтакте», где набирали операторов беспилотных аппаратов. Я подал заявку, мне позвонили из «Батыра», и я уже приехал сюда, в Казань. Вчера только добрался, дорога заняла примерно сутки. В итоге я подписываю контракт на год.

Я не шел служить без определенности, мне нужна была конкретная должность. Так как я молодой, в штурмовики бы не хотел идти, да и это совсем другое направление. Поэтому мои родители, зная, на какую должность я попаду, отреагировали на все это более-менее спокойно.

О моих ожиданиях — как говорят многие, «война есть война». Надеемся на лучшее, готовимся к худшему. Я сам по себе люблю экстремальные виды спорта. До этого и альпинизмом занимался, и туризмом, и с парашютом прыгал. То есть для меня не впервые рисковать. Конечно, это такое новое направление, но я же иду по своей должности и знаю, чего мне надо и как достичь своих целей.

Вступай в Армию Победы!
Научим, поможем, поддержим!

До 1 000 000 рублей единовременно при заключении контракта до 31 июля 2024 года в Татарстане. Звоните и записывайтесь
8 (800) 222-59-00

Реклама. РОГО ДОСААФ РТ. 18+

Мария Новикевич Фото: Мария Новикевич

Последние новости

По итогам первого квартала сделки по проекту исламского банкинга достигли 2,6 млрд рублей

Фото: Максим Платонов По итогам первого квартала 2024 года сделки по проекту исламского банкинга достигли 2,6 млрд рублей,

Боец СВО лечение получает в Нурлатской ЦРБ

Участник СВО Алмаз с позывным Эфиоп считает, что доброжелательная обстановка, хорошее лечение в Нурлатской районной больнице помогут скорее восстановиться.

Как переоформить недвижимость на другого человека, если продавец находится за границей

В Росреестр Татарстана регулярно поступают от граждан вопросы по совершению различных операций с недвижимостью.

Card image

Как выбрать одноразовые станки для покупки?

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *